Форум » Наша Музыка » Русский Рок (продолжение) » Ответить

Русский Рок (продолжение)

ыв: http://www.youtube.com/watch?v=D8X_pBg5nf0 да и здесь чуть болбше.....

Ответов - 146, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

You2: black пишет: А ты время колокольчиков Смирнова не читал? хм ты сам то не знал сашбаша. а когда это ты успел прочитать книгу?

мореhod: Лекция про гриб https://youtu.be/-ssSUQQvZJU

You2: мореhod я недавно над курехиным угарал в ютубе. он говорит смешную ерунду. на заставе автор видео сделал фотки ваномаса в грибах. автор - фан ваномаса

мореhod: Фильм Лох -- победитель воды https://m.youtube.com/watch?v=CEjUzf6Q-SY

black: мореhod если постишь сюда ссылки не просто так, то стоит

black: https://www.youtube.com/watch?v=9SFDo1JNR9Q Сплин - Приходи А.Ч.

You2: что это

black: https://www.youtube.com/watch?v=GvBw5NUhFCY Христос воскрес

мореходец: Кто любит эту песню https://m.youtube.com/watch?v=KifqLNYWv5Q ?

black: провокационный вопрос учитывая что нас тут двое но зато я сразу подобрал пару к теме https://www.youtube.com/watch?v=oNMIZrhRNTs

мореходец: Клип на пять баллов https://m.youtube.com/watch?list=PL13DCC28D48AE3FB2&v=S1NNhkPPNYA

black: звук на 100 https://www.youtube.com/watch?v=t15o_kEse94

мореходец: Начинаю петь https://m.youtube.com/watch?v=qxkUsZkxvv0

black: звук зб полет нормальный https://www.youtube.com/watch?v=tFGXAyb4qbI

black: ПРОБЛЕМЫ РОК-МУЗЫКИ В РОССИИ. Прежде всего, дабы избежать разночтений, хочу сразу пояснить, что я подразумеваю под словосочетанием «русский рок». Русский рок – это уже не столько национальное определение происхождения групп (как американский рок или европейский), сколько синоним низкого качества музыки, ее художественной составляющей, плохого исполнения, т.е. общего примитивизма идей и форм. Короче говоря, полное отсутствие профессиональности. Можно много рассуждать о том, что в 80-х годах, в то время, на которое и пришелся расцвет русского рока, в СССР у музыкантов-энтузиастов не было возможности достать качественные инструменты, репетировать, записываться и выступать на оборудовании адекватного качества и т.д. С одной стороны, это все абсолютно верно. Но история не терпит сослагательных наклонений. И спорить с фактом невозможно, что русская рок-музыка существенно отставала в качестве от западных первоисточников до поры до времени. Если сначала это было связано с информационной изолированностью музыкантов и зрителей от западного первоисточника, когда лучшие записи добывались из под полы, переписывались из дипломатических заказов, из вторых и третьих копий, то дальше у советско-российских музыкантов наступила некая привычка к плохому качеству. А желание развиваться художественно и в качестве звучания просто стерлась под напором обстоятельств и времени. Это подтверждается тем фактом, что к концу 80-х уже сформировался некий стереотип мышления и восприятия у русских рокеров и металлистов, измученных «совковой» дремучестью. На первый план в русской рок-музыке вышли тексты песен. И стоит отметить, что именно рок-поэзия часто была действительно хороша, проникновенна и искренна. Но, к сожалению, в ущерб качеству музыкального сопровождения и вокальных способностей исполнителя. Это в общем-то явилось закономерностью: при условиях почти полного отсутствия возможности развиваться музыкально именно в рок-жанрах в СССР 80-х годов, русская голь оказалась на выдумки хитра и нашла самый рациональный выход из положения – в своем творчестве делать ставку на мощную, глубокую поэзию, т.к. возможности сочинять хорошие тексты власти уж точно не могли отнять у советских рок-бунтарей. Ручка, бумага, мозги и душа. А уж этого добра у русских людей в избытке! В итоге был сформирован стереотипный образ русского рок-музыканта. Так называемая «цоевщина», когда для исполнения песен было достаточно акустической гитары, камерного голоса и хороших стихов, а остальное инструментальное сопровождение было на втором плане. Я хочу подчеркнуть, что именно Виктора Цоя считаю одним из самых талантливых поэтов той эпохи. Его позднее творчество, начиная с альбома «Группа Крови» более чем выдающееся, глубокое и актуальное до сих пор, спустя почти 30 лет. А следственно, гениальное. Но, к сожалению, большинство из людей тех поколений последовали его примеру не в глубокой осмысленности происходящего в окружающем мире, не в четкой гражданской позиции, не в литературных способностях, а, к сожалению, именно в примитивной музыкальной составляющей. Все же, за все годы развития русской рок-музыки по-настоящему существенными кажутся фигуры следующих трех музыкантов по перечисленным критериям: Цой, Тальков, Шевчук. Причем последние два музыканта конечно менее однозначны. В случае Талькова на лицо недостаток глубины в творчестве, некоторая однобокость и бедность образной базы, порой излишняя прямолинейность и слишком мелочная злободневность, иногда переходящая в вульгарную сатиру. Но эти недостатки компенсировались его одаренностью духовидца. Ведь именно Тальков смог узреть мета-историческую подоплеку порабощенности соборной души России и суметь вызвать в народе порыв искренней любви к Родине, которую он удивительным душевным наитием представил не как нечто абстрактное, но как конкретный великий женственный дух. Воистину, песня «Россия» — его лучшее творение! Если у Цоя было вИдение обо всем вообще связанным с Землей и человеческим духовным путем, актуальным во все времена, то Тальков концентрировался на конкретной эпохе и политической ситуации в родной стране, и связанными с этим историческими трагедиями. Шевчук в свою очередь так же обладает неким трансфизическим чутьем, а как поэт даже сильнее, чем Тальков, и мог бы претендовать на звание светлого вестника, если бы не специфика его личности. Его панорама мета-истории России 90-х годов, выраженная в концептуальном и довольно интересном даже чисто с музыкальной точки зрения материале альбома «Мира Номер Ноль» ввергает местами в ступор, местами дает откровение, а порой вызывает слезы сопереживания тоске автора по Святой Женственной Душе. Среди остальных же русских рок-музыкантов есть одаренные люди, но масштабность и глубина творчества, подобная этой троице, отсутствует. С одной стороны у многих авторов было слишком много пафоса, но с другой они мельчили смысл и форму своих песен, ограничивали их только контекстом гражданского протеста, но почти всегда проходили мимо духовной составляющей, внутренней работы над собой отдельной личности. Музыкальная форма большинства групп и вовсе была примитивна до убожества. Творчество представителей русского рок-движения конца 80-х — начала 90-х в подавляющем большинстве было откровенно вторичным, посредственным, и просто удачно попавшим в так называемую «красную волну» Перестройки. Да и в целом русский рок тех лет – это больше поэзия, чем музыка. И таким образом получилась противоположная крайность по сравнению с тяжелым металлом и роком 80-х на Западе: если у них сильная, новаторская для тех лет музыка, то у нас глубокая поэзия. Но, тем не менее, все выглядит не так однозначно. Корни проблем низкого качества русской рок-музыки уходят гораздо дальше в прошлое. И здесь я хочу разобрать такой вопрос: почему же русский рок чисто с музыкальной точки зрения настолько примитивен и местами даже убог? В чем причина такой ущербности по сравнению с западным первоисточником? Первопричину я вижу в истории развития культур России и Европы. И для этого необходимо совершить небольшой экскурс во времени. Дело в том, что рок-музыка, как явление чисто западного происхождения, является наследницей богатейшей классической музыкальной традиции Европы в смеси с афро-американскими мотивами. Как бы рок-музыканты прошлого ни пытались себя противопоставлять классике, но именно ее музыкальные приемы они часто неосознанно заимствовали для сочинения своих композиций, просто потому, что с детства были пропитаны этой культурой. Гаммы, построения аккордов, композиторские принципы те же самые, что и в классической музыке, только применяемые в иных конфигурациях и последовательностях. А такие легендарные гитаристы, как Ричи Блэкмор, так совершенно открыто использовали в своих виртуозных пассажах элементы нео-классики. Что же мы видим в историческом плане музыкального наследия России? Если в Германии, Австрии, Италии классическая симфоническая музыка и опера расцветали уже в 16-17 веках и достигли пика своего развития к 19-му веку, подарив миру бесчисленное множество гениальных композиторов и методистов, то в России к этому времени классическая, да и в принципе музыкальная традиция только начинала формироваться. И лишь во второй половине 19-го века Россия могла похвастаться перед Западом своей немногочисленной «могучей кучкой». И то, давайте уж будем честными перед самими собой: по существу, при всем уважении к гениальности этих композиторов, ни Глинка, ни Мусоргский не внесли в развитие мировой музыки принципиально новых решений и новаторских идей. В сравнении с западными гигантами эти русские композиторы были вторичны. Увы, какими бы мы ни были патриотами своей Родины, но стоит признать, что российская музыкальная традиция значительно более молодая и незрелая по сравнению со старшей европейской сестрой. Конечно, начало 20-го века ознаменовалось такими настоящими гениями новаторства и музыкального авангардизма мирового масштаба, как Игорь Стравинский, но это уже было потом, когда рассвет классической музыки был давно позади и во всю буйствовал музыкальный модернизм, в авангарде которого и стоял этот великий русский композитор наравне с европейскими гениями Новой Венской Школы Арнольдом Шенбергом и Антоном Веберном. А в США зарождался не менее революционный жанр Джаз, перевернувший все музыкальные традиции прошлого и оказавший решающее влияние на современную поп-музыку вообще. Отдельно хочу отметить такого светоча «Серебрянного века» русской симфонической музыки, как Рахманинов. Я нисколько не оспариваю культурного наследия этого великого русского композитора 20-го века, но стоит признать, что его произведения при всей их гениальности были лишь преемницами классической западной музыки и давно устаревшего романтизма, пускай и с сильным смысловым акцентом на «русскость», «русскую самобытность». Безусловно, они ценны своей духовной глубиной и проникновенностью. Симфонии Рахманинова – это воистину великое искусство! Но самобытностью в строго музыкальном смысле слова это назвать нельзя. Синтетическим объединением в органичные формы – да, но не новаторством. Но все вышеописанное было негативным для становления русской музыкальной культуры лишь в плане времени. В смысле того, что русский народ слишком поздно в историческом плане начал развитие собственной музыкальной традиции. А вот дальнейшие исторические катаклизмы в России, вроде большевистской революции, и последующая за ними тирания и жесткая цензура уже катастрофически затормозили развитие музыкального искусства и в плане качества. Здесь мы приближаемся к пониманию первопричин низкого качества и современной русской рок-музыки, да и общей вторичности музыкальной массовой культуры современной России. Советская пропаганда русского фольклора, причем в самой сниженной форме частушек и колхозных народных песен уж точно не способствовала эстетическому утончению вкусов. После Великой Отечественной Войны из-за массовой амнистии из тюрем в советскую культуру стал постепенно проникать еще более духовно ущербный элемент – тюремный фольклор с его примитивным гармоническим построением и убогим подобием поэзии. И к началу 60-х годов этот грязный культурный коктейль из народных частушек, цыганских романсов и «блатной» песни перемешала и взболтала советская интеллигенция в своих вялых кухонных протестах. Пение камерным голоском под плохо настроенную гитару, робкие стихи со смутными полунамеками. Как это ни парадоксально, но эстетика таких бардов-шестидесятников, как Акуджава, а позднее в 70-х и Высоцкого, породила ту ущербную музыкальную форму, в которой русский рок существует и по сей день! Конечно, некоторого поэтического таланта Владимира Высоцкого отрицать нельзя. Но сейчас, по прошествии эпох, стоит признать, что его значимость для русской культуры переоценена. Русский рок 80-х-90-х явился логическим продолжением незрелости русской музыкальной традиции. А как же богатейшее наследие русской литературы и поэзии!? Ведь они зародились всего немногим ранее русской классической музыки? — возмутятся некоторые. Да, это верно — великая русская литература зародилась лишь немногим раньше, чем русская классическая музыка, и тоже гораздо моложе литературы европейской и английской. И, казалось бы – слишком мало времени было для ее развития и созревания. Тем не менее, на то русская литература и велика, что смогла всего за сто с небольшим лет совершить культурный и интеллектуальный рывок, настолько мощный и качественный, что уже к концу 19-го века соревновалась в значимости для всей мировой культуры с западными аналогами, а порой даже превосходила их в глубине мысли и художественной ценности. Причина такого феномена в природе русского менталитета и в особенности русского языка. Наш язык сияет емкими фразами, речевыми оборотами, стилистиками и формами словно бриллиант в лучах солнца. Русский язык изначально по своей сути поэтичен, потому что способен передавать не только сухую информацию, но и чувства, эмоции. И даже более того – он способен передавать одновременно и образы, и субъективно-эмоциональное отношение к ним говорящего! Т.е. русские люди способны общаться друг с другом не только на сухо интеллектуальном уровне, но и на уровне души, что для словесных искусств является ценнейшей находкой и инструментом. Воистину, русскому языку с самого начала была уготовлена великая судьба на литературном поприще! Но, в тоже время, именно эта диспропорция в развитии русской музыки и литературы породила феномен русского рока – ущербного с музыкальной точки зрения, но богатого на глубокую и высоко-художественную поэзию, порой даже превосходящую тексты западных рок-групп. Но возвращаясь в наши дни, стоит отметить, что сейчас ситуация с российской рок-музыкой несколько иная, хотя корни проблемы все те же. Новые поколения металхедов, родившиеся в конце 80-х и начале 90-х имели значительно более широкий доступ к лучшим образцам западной рок-культуры и смогли более остро прочувствовать всю катастрофическую разницу в музыкальной составляющей между западными и российскими группами. Это породило крайность, еще больше вогнавшую развитие нашей музыки в тупик. А именно, новые поколения музыкантов теперь стремились слепо копировать манеру, язык, а порой и весь стиль у своих западных кумиров, высокомерно презирая старые русские рок-группы. Есть несколько позабытый факт в российской истории, который крайне негативной стороной обернулся для людей искусства (в том числе и в музыке). Еще в 18 веке царь Петр I заповедовал русским во всем и всегда подражать немцам. И если переложить сей факт на наши дни, то он распространяется не только на все немецкое. В целом у русского человека еще со времен Петра в мозгу прошита директива: «Во всем подражать Западной Цивилизации» — это и Германия, и в целом Европа, а позднее и США. Причем, даже если человек плохо знает отечественную историю, эта установка выжжена позорным клеймом у него в генах. Почему позорным? Да потому, что большинство современных русских рок-музыкантов с таким умонастроением тотального подражательства заранее обрекают себя на вторичность и серость! Конечно, всегда стоит помнить, что первоисточником тяжелой музыки вообще является США и Европа. Но это вовсе не должно означать, что остальные нации обречены исключительно обезьянничать, как говорил Роберт Плант. В погоне за «фирмОй» и западным качеством звучания современные группы изначально не имеют какую-либо живость и оригинальность. Нет собственного творческого лица и даже желания создавать что-то свое, самобытное и уникальное. Более того, из-за той петровской установки, музыканты неосознанно боятся быть не такими, как все, пускай и в рамках только тяжелой музыки. Это в свою очередь даже более удивительный феномен – когда молодые люди с одной стороны в определенной степени оправдано презирают старый русский рок, а с другой в их умах любые новаторские и необычные, оригинальные идеи порождают самый циничный скепсис и недоверие. Страх изобретать и пробовать что-то принципиально новое, не такое, как у забугорного Большого Брата. Страх быть непонятыми и осмеянными, страх проявить настоящую творческую инициативу, а не переиграть в очередной раз вариацию любимого хита, выдавая это за свое сочинение. Но ведь все это – мышление рабов и главные пороки, против которых изначально боролась любая рок- и метал-музыка! К сожалению, таких групп стало большинство и их очень легко перепутать друг с другом. Пускай даже с высоким качеством записей и выступлений, но совершенно не трогающих сердца слушателей. Ведь современная рок-музыка в России, гоняясь за качеством, потеряла ту изюминку, которой в лучшую сторону от нее отличался русский рок – душа, сильная поэзия, искренность и гражданская позиция. Это вовсе не означает, что музыкантам вновь нужно деградировать до примитивизма совковых рок-групп 80-х. Я лишь хочу сказать, что логика развития подразумевает не тотальную ненависть к своему прошлому, а разумное заимствование из него всего самого хорошего и отбрасывания недостатков. И в случае с русским роком, как уже неоднократно говорилось ранее, плюсом была наимощнейшая поэзия и образ жизни действительно свободного человека – вопреки общественному мнению, стереотипам и «линии партии». Если данную парадигму переложить на борьбу с нынешним культом потребления, то в совокупности с современными западными музыкальными веяниями это было бы великолепнейшим сочетанием! Но именно культ потребления выступил главным препятствием для рывка в развитии российской тяжелой музыки! Этот культ незаметно подменил почти все понятия и ценности нашего общества (в том числе и неформального). Подмена в рок-музыке заключается в том, что нынешними представителями субкультур любая музыка воспринимается исключительно как развлечение. Одноразовый саундрек-фон на день по дороге на работу и обратно. В то время, как прошлыми поколениями металхедов каждый новый релиз любимых групп (в том числе и западных) воспринимался как откровение, центр дум, основа своего образа жизни и аргумент в гражданской позиции бунтаря против закостеневшего общества потребления и примитивных развлечений. Очевидно, что и для рок-музыкантов их музыка стала лишь средством достижения сугубо эгоистических целей. Современный метал полностью является продуктом общества потребления, а не противопоставлением ему. А старые стили и их представители замкнулись в себе и тоже погрязли в нейро-финансовых сношениях, вместо того, чтобы противостоять этому. Метал и рок — это всегда БУНТ! Всегда некий санитар общества, моральная иммунная система, обличающая социальные болезни. Болезнь современного общества — потребительское мышление, как вирус поразившее всех (в том числе и неформальное сообщество). Так, где борьба против потреблядства, против того, что все люди друг другом пользуются? Где этот бунт и творческие концепции, выраженные в проникновенных текстах, рвущей душу музыке и т.д. Ведь это же и есть МЕТАЛЛ! К слову, если ситуация и останется таковой, то тяжелая музыка в ближайшие годы умрет, оставив после себя лишь остов, на котором будет гнить рваная косуха и пластмассовая гитара с ржавыми струнами. В творчестве современных групп чувствуется сильный акцент на коммерцию. Причем оговорюсь, что стремление заработать деньги на своем творческом труде – это вполне естественно и нужно. И когда кому-то из музыкантов это удается — это прекрасно. Но я имею в виду под коммерцией несколько иное – грубое и нарочитое стремление угодить вкусам большинства в самих песнях и поведении. Следование трендам, брендам и моде. И в этом случае творчество выступает не как инструмент самореализации и попыток донести светлое, прекрасное, вечное. Не как взывание к совести, человечности и самосовершенствованию, но лишь как средство для саморекламы, торговли лицом, повышения чувства собственной важности. Друг друга такие музыканты подсознательно воспринимают уже не как собратьев по металу или как друзей, а лишь как временных союзников по общей цели, а порой и прямо как конкурентов, за глаза презирая, или завидуя малейшим достижениям друг друга. Поэтому творчество большинства современных групп настолько вторичное, однообразное и пустое. Большинство современных музыкантов на самом деле не играют рок-музыку…они играют В рок-музыку! Это очень тонкий момент, требующий глубокого понимания. Современным металхедам нравится тематическая атрибутика: рычащие электро-гитары, кожа, цепи, заклепки и т.д. Такой своеобразный субкультурный фетишизм. Но этим молодым и не очень людям совершенно плевать на смысл, на идеологию и даже духовную составляющую любой рок-музыки. Не случайно во многих группах тексты на английском языке, чтобы меньше думать над смысловой составляющей. Порой, слушая очередную новинку, с первых строк становится понятно, что музыканты сочинили текст для песни по принципу «лишь бы было». Не инструменталы же играть! Т.е. текст сочиняется не как центр песни, но лишь как наполнитель. И не стоит оправдывать это тем, что данная группа таким образом стремится пробиться на Запад. Там своих умельцев хватает с избытком и русских в Европе не ждут, тем более которые ни чем существенным не отличались бы от их команд. И даже если взять в пример западную музыку, то раньше метал протестовал против несправедливого правосудия, лицемерия общества(особенно в Англии), против политики правительств, но сейчас загвоздка в том, что нужно протестовать против самих себя. Потому что мы стали врагами сами себе в своем чувстве собственной важности, в неуемных желаниях, в нарциссизме, в алчности и прожигании жизни. Многим такая мысль может показаться абсурдной, потому что они привыкли жить с этим, как с нормой. И донести эту идею крайне сложно, ведь людям проще винить в своих бедах внешнего врага, чем самих себя. Это касается и слушателей, и музыкантов. Вот поэтому и метал стал таким безыдейным. Хотя, идея напрашивается сама собой. Я думаю, что главная идея металла сейчас — протестовать против людей ЗА ЛЮДЕЙ! Если Вы понимаете — о чем я… А эта общая отчужденность, цинизм и равнодушие породило еще одну малозаметную, но не менее значимую проблему рок-музыки в России – упадок российской рок-журналистики. Сначала изданиям просто не о чем стало писать в своих статьях, интервью и рецензиях о новых группах, вследствие пустоты и вторичности содержания творчества последних. А за тем и не зачем. Однообразные рассказы команд о совместных алко-угарах, бесконечной череде смены состава, денежных сборах на запись клипов и альбомов. А тот самый бунт все больше подменялся банальным, пошлым эпатажем отфотошопленных, ярких, но совершенно пустых образов, а порой чуть ли не полупорнографических фотосетов. Этим в свою очередь данные группы стремятся компенсировать банальность и бедность, как творческой, так и идейной базы своего творчества. Постепенно в журналистской среде сформировался снобизм и цинизм, который уже даже постепенно распространяется и на западные группы, которые к слову тоже не радуют новизной и новаторством в последние годы. Хотя, если положить руку на сердце, мягко говоря, не все релизы даже известных западных групп обладают должным качеством исполнения и художественного содержания. И здесь стоит отметить, что западная рок-журналистика за своих всегда стоит горой, хоть и не теряя при этом объективности. Благодаря и качественной рок-прессе в том числе западная тяжелая музыка до сих пор остается на достаточно высоком уровне. Но у русских как всегда доминирует тенденция, гениально описанная в старом анекдоте: Попадает человек в Ад. Видит несколько котлов, в которых черти варят грешников. Но возле еще одного котла поодаль нет никого. Человек спрашивает: «Почему этот котел никто не охраняет?» — и ему отвечают – А там русские. Если кто попытается вылезти наружу, то его остальные затянут обратно. Вот так мы все и тянем друг друга обратно в котел музыкальной вторичности, идейного убожества и отчуждения. Ведь пресса – это один из ключевых факторов, формирующих общественное мнение и вкус. Даже сейчас, когда постепенно появляются российские группы с интересным звучанием и любопытным смысловым содержанием, журналисты просто привыкли воспринимать музыку только, как музыку – мертвый набор нот и ритмов. Невозможно писать о музыке только в этом ключе. Как правило, все заканчивается сухим перечислением того, какие стили смешали музыканты, насколько «качает», насколько похоже на те или другие группы и т.д. Мало кто из журналистов сейчас пытается даже найти смысл художественной задачи, которую поставили музыканты в своем творчестве, не пытается соотнести адекватность исполнения художественного замысла относительно идеологии группы и т.д. Да, конечно сейчас, в информационный век интернета слишком много развелось рок-коллективов на один квадратный километр. Но в этой ситуации тем более журналисты должны правильно и интересно преподносить информацию о рок-движении, частью которого они по идее и являются, а не выступать только как его потребители. Задача рок-журналистики популяризировать тяжелую музыку, ее идеологию, стремление к свободе, к индивидуальности и саморазвитию. Но как эту идеологию могут популяризировать люди ее не разделяющие? Беда в том, что сейчас новые поколения и музыкантов, и метал-критиков, и простых металхедов воспринимают эту музыку именно, просто как музыку, как развлечение. Отсюда такой неоправданный снобизм и ограниченность в их суждениях, неприятие экспериментов и нежелание вдумываться в смысловые посылы. Непонимание, являющееся следствием их поверхностных, потребительских суждений, что как правило выливается в тотальное пренебрежение, неуважение и даже оскорбления в адрес рассматриваемого творчества. Едва ли в такой ситуации можно говорить об объективной и непредвзятой журналистике и критике. К сожалению, у многих людей сейчас отформатированы мозги в плане восприятия музыки. И не только у рядовых слушателей, как мы видим, но и у музыкантов, и критиков. В головах сформированы определенные стандарты, выхождение за рамки которых резко отторгается. Хотя, какие стандарты могут быть в метале?! Но культ потребления внес свои отвратительные подмены в этот жанр. Грубо говоря, если ты звучишь не как Fear Factory (к примеру), то все — ты отстой. И не потому, что ты хуже или лучше. Просто потому что они зеленого цвета, а ты красного. Я вовсе не пытаюсь свалить всю вину в проблемах с российской тяжелой музыкой на плечи отечественной рок-журналистики. Вовсе нет! Один из главных смыслов моей статьи в том, что вина лежит на нас всех – на современном неформальном сообществе России: и на музыкантах, и на журналистах, и на простых слушателях. Причем, мы все повязаны в этом замкнутом порочном круге. И невозможно сказать(да и не нужно), на ком бОльшая вина. Важнее понять иное, что необходимо примирение между этими тремя сторонами, преодоления отчуждения и наконец, отвержения в себе потребительских стереотипов восприятия музыки. Возрождение идейной целостности взамен современному эгоизму и расчетливому цинизму. Тогда вернется былое единение и взойдет на новый качественный уровень. И вся моя статья — не попытка как-то унизить чувства российских неформалов. Это просто взгляд на самих себя со стороны, дабы узреть все скопившиеся за долгие десятилетия недостатки. Ведь невозможно совершенствоваться без четкого понимания своих недостатков и умения признавать их в самом себе. А это признание необходимо тысячам. Ведь единицы не способны в одиночку разрешить все проблемы, как бы ни были сильны сами по себе. И необходимо единство именно тысяч в общем идейном порыве метал-братства против культа потребительства в человеческих взаимоотношениях! К великой радости, сейчас намечаются тенденции к возрождению качественной рок-публицистики и критики. Отдельные идейные журналисты, издания, интернет-порталы пытаются донести до слушателя главные посылы и принципы рок-движения, как такового, стараются проявлять интерес к необычным и оригинальным группам, которые в свою очередь так же появляются на просторах России, не страшась непонимания со стороны потребительской общественности. И подводя итог, я могу сказать, что российское рок-движение еще не умерло! Да, нас всех (неформалов и металхедов) сильно разделил культ потребления на отдельные кучки самодовольных циников, видящих друг в друге не собратьев по идеям, а лишь конкурентов. Но я искренне надеюсь, что сочетание смелого и искреннего творчества новых российских групп и профессиональной, идейно наполненной работы российской рок-журналистики позволит найти пути к возрождению рок- и метал-братства! Сейчас в России назревает глубокий экономический кризис. Вполне возможно, что уровень жизни заметно упадет. Но…как ни странно, только это может быть позволит вылечить наше метал-сообщество от потреблядского мышления. Казалось бы — какая связь экономики и субкультур? Как это ни парадоксально — очень даже тесная! Вспомните единство металхедов в лихие 90-е и начало 00-х? Не дай Бог, конечно, возвращения тех страшных времен, но я говорю сейчас об этом именно в контексте метал-братства. Когда общество сыто, протирает штаны в офисах, не зная трудностей и НАСТОЯЩЕГО ТРУДА, то оно становится глухо к любым высоким идеям рок-музыки, с ее борьбой против жизненных и творческих догм и стремлением к постоянному новаторству. Но возможно, попав в сложные жизненные условия, наша молодежь снова воспламенится металом не только, как музыкой, но и как ИДЕЕЙ! Тогда российская музыка совершит тот же феноменальный рывок в своем развитии, соревнуясь уже на равных с западными аналогами, подобно тому, как это уже было в 19-м веке с великой русской литературой. И я верю, что и русская рок-музыка, сочетая в себе новаторство, идейность, целеустремленность, совесть, честь и духовность по праву заслужит звания великой. Николай Карпушин 20-01-2016



полная версия страницы